Везунчик


— Вы что, действительно думаете, что я везунчик? Нет. Всё, что я имею, досталось мне тяжким трудом, постоянством и настойчивостью. Ну, и лишениями всякими, конечно же. Как без этого? – Анри крутил в руках кружку с элем, но все никак не решался ее пригубить, ведь особого толка от этого не было. – Вот на днях решил я вернуться к истокам, так сказать, и сшить себе платье син’дорай. Для работы мне была необходима особая сфера, таящая в себе краски Солнечного Колодца. – Анри оглядел публику, что сидела за соседними столиками трактира – вполне приличной забегаловки, куда маг забрел в ожидании Дайдэро. – Так вот… Отправился я на полуостров Кель’данас, и там погрузился в пучину древней истории… — Немного подумав, немертвый все-таки сделал несколько глотков эля и, крякнув, выдавил странную улыбку. – Когда я шел по местным садам, я думал о том, что было не плохо, попались мне в руки посох син’дорай. Ну, знаете, такой золотой весь, фильдеперсовый… — Слушатели мага закивали. – Во-о-от…

— Попался? – не вытерпел кровавый эльф, подперев руками голову и беспрестанно вздыхая так, будто влюбился.

— Нет. – Анри усмехнулся, качая головой. – Все было куда смешнее.

— Смешнее? – переспросил таурен. – Конечно, что может быть смешнее, когда твои ожидания не оправдываются?

— Понимаете, — вкрадчиво начал маг, — дело в том, что мои ожидания оправдываются, только всегда как-то… неправильно. Вот пошел я однажды за посохом Кель’Таса в крепость бурь… И что вы думаете?

— Что? – спросил эльф, слушающий мага исключительно из-за наличия в его рассказе слов «Кель’Тас» и «Син’дорай».

— Феникс. – Почти безразлично ответил Анри.

— Феникс?! – добрая половина трактира если и дремала, то сразу пробудилась.

— Как так?!

— Вот прям взял и появился?!

— И остался?!

— Ну да. – Пожал плечами немертвый. – Только вы вот, кажется, не понимаете… Посох же…

— Покажи феникса! – взмолился эльф, вскочив из-за стола и уже не слушая Анри. – Покажи, прошу!

— Враки всё! Не поверю, пока не покажет! – пробубнил таурен.

— А ты его это, там, на задворках привязал, да? – поинтересовался гоблин-разбойник и, не дождавшись ответа Анри, направился к выходу. – Пойду, проверю, вдруг улетел?..

— Да погодите вы! – маг попытался перебить вставших на уши пьяниц, и чуть не вскочил на стол. – Вы понимаете, что тот посох мне так и не достался!

— НУ И ЧТО?! – дружно рявкнули все. – ФЕНИКС!!!

— Вы не дослушали рассказ! – эль уже слегка вдарил в голову, и Анри почувствовал себя воином, который с праведным неистовством паладина пытается окутать соратников туманами Пандарии. – Рассказ о посохе син’дорай! И сфере! И выкройке платья!

— Да какого нахрен платья?! – взвыл эльф. – Как ты можешь думать о платье, когда есть феникс?!

— Я думаю о посохе!! – яростно выкрикнул Анри. – Лохудра!

— Где?! – эльф огляделся, но когда понял, что это о нем, кинулся искать зеркало.

Во всеобщей суматохе равнодушным ко всему остался только таурен-охотник. Он размеренно жевал лепешку, лениво глядя по сторонам. Вот до него подвыпивший маг и докопался.

— Так вот ты только представь себе, милая коровка, что я отправился на остров в надежде получить посох кровавых эльфов, а получил знаешь что?.. – Анри чуть не всхлипнул, театрально изображая крайнюю опечаленность.

— Ну? – мыкнул таурен, набивая рот.

— Тори’дал. – Закрыв глаза, устало запрокинул голову немертвый.

— Тори’дал?!

— Тори’дал?!..

— ТОРИ’ДАЛ?!

— ГДЕ?!?! – зеркало выпало из рук эльфа.

Невозмутимо допив эль, Анри вытащил легендарный лук из-под стола, куда бросил его, когда пришел в трактир. Побежавший рыдать на крыльцо таурен отдавил хвост своему Локе’нахаку, эльф зашелся в истерике, совершенно забыв о только что поправленной прическе, а гоблин, выглянувший из-за угла, задумчиво шмыгнул носом и выругался. Тори’дал сиял собственным светом, храня в себе переливы и музыку Солнечного Колодца. Истинная красота, тончайшая работа, легенда… в руках прокисшей, немыслимо грустной нежити. Издав странное подобие вздоха, маг бросил лук на пол и встал на него ногами.

— Нет, вы только поймите мое горе! Я хотел посох! Посох син’дорай! – орал Анри на весь трактир, активно жестикулируя, когда все те, кто слушал его рассказ, оглянулись на него так, как будто впервые увидели, разве что выражение всех этих лиц почему-то не предвещало ничего хорошего. – Ну чего?!

— Слышали? – глаза таурена налились кровью, он был готов бежать на красные тряпки син’дорай, в которые вырядился Анри. – Посох он хотел! По-о-о-сох!..

— Ага… — Прошипел растрепанный эльф.

— И феникс на сигнализации! – поддакнул гоблин, доставая кинжалы.

— Э! Э, вы чо?! – замахал руками маг. – А ну!..

Немертвый хотел, было, приморозить всех к полу простейшим заклинанием, но эльф с гнездом на голове лишил его дара речи на несколько мгновений, которых хватило, чтобы разъяренная толпа неудачников набросилась на Анри…

В самый разгар возмездия проклятой нежити в трактир ввалился Дайдэро. Он не сразу понял, что случилось, но когда понял, что тот мешок костей, на котором прыгает таурен, это Анри, он кинулся в бой, пытаясь спасти раздробленный таз мага.

— А ну прекратите!! Что вы делаете?! – вопил жрец, пытаясь добраться до немертвого через клубок потных тел.

— У него есть феникс!! – взвизгнул эльф.

— У него есть Тори’дал! – рявкнул таурен.

— И Аззиноты тоже! – взвыл гоблин.

— Нет у меня никаких!.. – попытался оправдаться маг, но тут же получил удар по ребрам.

— У него есть легендарное оружие и ездовые животные!!! А он хочет посох, понимаешь?! ПОСОХ!!! – дружный яростный вой наполнил помещение.

— Аззиноты?.. Тори’дал?.. Феникс?! – Дайдэро замер посреди трактира, лицо его застыло, а потом пошло какими-то фиолетовыми пятнами, пустые глазницы злобно сощурились. – Сначала они пустят тебя на бинты, а лишь потом я буду лечить твое везение паучьей лимфой… детка.

— Дай?! НЕТ!!!! – заголосил Анри, но было уже поздно.

— Тебе так повезло со мной! – сказал сам себе жрец, потягивая эль из чьей-то оставленной на столе бутылки.

Комментарии:

Comments are closed.