Становление Эшелона: Часть1. Медище


Оригинал находится здесь: http://forum.echelon-community.com/index.php?/topic/322-stanovlenie-eshelona/
Все события данного рассказа вымышлены
и не имеют ничего общего с игроками сообщества «Эшелон».
Рассказ написан как дань почестей сообществу,
за внутреигровую атмосферу и приятное времяпровождение.
Автор не несет ответственности за приступы любых эмоций,
навеянных Вам рассказом.
В рассказе могут присутствовать сцены насилия,
грамматические и пунктуационные ошибки, а так же не соответствия
классическому ЛОРу игры World of Warcraft.
Автор: Рейвиэль из Расколотого Солнца@ СвежевательДуш
Приятного чтения, господа.

Становление Эшелона: Медище

Глава 1 – А началось все не с Орды.

Мир Азерота многранен, в нем есть место, всему: доблести и чести, боли и крови, миру и созиданию, горю и раздору.
Эта история началась во времена восхождения Короля Лича, Лордерон уже был разрушен, а Орда и Олянц продолжали неустанную битву друг против друга.
Далеко в восточных королевствах, жил был священник. Службу свою он нес в аббатстве Североземья. Не сказать, чтобы это был великий герой и криком своим разрывал врагов на куски — нет. Это был обычный целитель, никогда не бывавший на поле брани, никогда не видавший безжалостных очей войны…Зато с последствиями ее он стакивался каждый день. Денно и ночно, Медиций, так звали целителя, зашивал раны, готовил настои и молился за мертвых. Сколько добрых воинов Альянса он спас, не счесть. Воистину, у каждой войны свои герои, и не всегда их место, там где проливалась кровь.
Медиций жил в лесу поодаль от храма, дабы не слышать стоны страдающих от бесконечных ран и увечий солдат. Ему тоже иногда хотелось минутки покоя, тишины, духовного умиротворения.
Он не всегда был священником, смерть жены толкнула его на этот, возможно безрассудный, а может и оправданный шаг. Супругу Медиция забрала война, как и многих до нее. Великое горе постигло целителя в тот день, но утешение свое он находил в молитве, служении и своей маленькой дочери, отдавая ей все свои силы и всю свою любовь.
Юный Милли было всего семь, и она очень ценила время проведенное с отцом. Война наложила отпечаток и на нее душу, но это уже совсем другая история.
Орда под предводительством своего вождя Тралла рвалась с запада, доставляя все больше и больше проблем войнам Альянса. Небольшими отрядами, орки и тролли высаживались на берегах Терисфалиских лесов, подкрепленные войском отрекшихся, все ближе и ближе подбирались к столице Альянса – Штормграду.
Не сказать, что эти набеги несли в себе большую опасность, для такой гигантской цитадели, как Штормград. Скорее это были жесты предупреждения, со стороны Орды, чтобы не дать расслабиться противнику. Мало кто из таких отрядов выживал в битве с превосходящим их числом солдат, но бесстрашную орду это никогда не останавливало.

Глава 2 – Актериус.

Стоял прекрасный летний вечер, солнце медленно скользило за горизонт, на опушке леса еще чирикали птицы и легкий ветер нес свежесть с моря. Медиций молча созерцал волны бьющиеся о пристань, то и дело, поглядывая на Милли, которая бегала по полю за бабочкой и звонко смеялась. Из общей картины, природного умиротворения выделялся лишь один звук – стук сапогов, некого господина, о брусчатку мостовой. Он стремительно приближался, и звук становился громче, с каждой секундой.
— Дядя Акти! Папа смотри, дядя Акти пришел! – Радостно воскликнула Милли и бросилась навстречу к незнакомцу.
Это и вправду был старый друг Медиция, главный военачальник самого короля и по совместительству глава Штормградской стражи – Актериус.
Высокий, стройный, немного седой воин с потрепанными в бою, но ничуть не уступавшим в надёжности новым, доспехами. Огромный полуторный меч, видавший ни мало сражений, покорно висел за его спиной, а лицо украшало пара шрамов, и гордая, но искренняя улыбка. Вот каким он был.
— Здравствуй, старый друг! — не скрывая радости воскликнул Актериус.
Медиций закрыл глаза и улыбнулся, затем обернулся и раскинув руки воскликнул:
— О вы только гляньте, кто вернулся, сколько же времени прошло? Год? А может два? – был ли священник действительно рад видеть, старого вояку останется известно лишь ему самому.
Они приветствовали друг друга, словно братья, воистину, повезло в жизни тому у кого есть такие друзья, каким был Актериус для Медиция. Они выросли вместе за высокими стенами Штормграда, еще мальчишками, сражаясь на деревянных мечах, оба мечтали стать великими войнами и вести батальоны Альянса к победе, битва за битвой. Жизнь же внесла никоторые коррективы в судьбы людей, как она это делает всегда. Актериус и правда стал великим воеводой, воплотив детские мечты, а Медиций не сумев смериться со смертью жены, принял бремя целителя, что ничуть не легче службы война, как это может показаться на первый взгляд.
Встреча двух друзей всегда событие переполненное эмоциями, так было и в этот раз. Из уст Актериуса сыпались истории о дальних странствиях, удивительных землях, храбрых войнах, о победах и поражениях. Медиций же рассуждал о том, что нельзя все невзгоды мира сего, решить войной. Милли слушала их как завороженная, стоит отметить, что несмотря на свой юный возраст она не плохо управлялась с мечем, пусть и деревянным, битвы увлекали ее как ничто другое, что несомненно удивительно, ведь она девочка. Медиций знал, что навыки передались ей от матери, ведь та была искусным войном света.
-Уже темнеет, беги домой Милли, я скоро вернусь, вот только провожу дядю Акти до казармы- с улыбкой посмотрев на дочь, сказал Медиций.
С легкой неохотой и явным недовольством, она что-то буркнула себе под нос, обняла за поножи Актериуса и побежала в сторону дома.
— Она так похожа на свою мать…- подметил вояка.
— Пойдем, прогуляемся по мостовой – словно не услышав слов друга, сказал целитель.
И они медленно побрели по мощеной улице, а красный закат, отражаясь от воды и стекол домов, освещал им путь.
— Значит, на границах становится спокойнее, а Акти?
-Ну, как сказать, то и дело случаются набеги троллей, нападки орков, нежить лезет из могил…Ну знаешь как это бывает…
-А что до лазутчиков?
-Далеко они не заходят, мало их. Все пытаются до стен столицы добраться, чего уж Орде там нужно не представляю.
-Шпионаж?
-Я тебя умоляю, какой там, эти орки не умнее моей собаки…ха…шпионаж. Ты друг мой, не перестаешь меня удивлять, своей наивностью. Тебе бы на баррикады, увидел бы все сам…
Медиций снова, будто не услышав слов своего товарища, продолжил:
— И что многие добирались до Штормграда?
-Не одного! Ведь мы не просто так свой хлеб едим, во имя Альянса!- слегка фанатично, и бесцеремонно отрезал Акти.
-Да дружище, похоже, ты слишком засиделся в своей церквушке над книжками, ни тебе звона стали в ушах часами, ни разбоя, ни распутных женщин – слегка ухмыляясь, акцентировал бывалый воин.
Медиций молчал.
-Знаешь я бы мог преподать тебе пару тройку уроков владения мечом и даже более того, я рискну- Актериус небрежно махнул рукой- взять тебя с собой к дальним границам, постоишь ночку, другую под вой волков и стон нежити у ворот и быстро переосмыслишь половину прожитых лет.
-Пожалуй, это не мое, Актериус – Медиций поднял глаза – а вот и твоя казарма, до свидания, старый друг.
— Бывай- махнул рукой вояка, не замедляя шаг.

Глава 3 –Первая встреча.

Этой ночью Медицию не спалось, слова его друга словно тина опутывали его разум, заставляю увязать в них все сильнее. Не в силах уснуть, и более лежать на одном месте, целитель поднялся с кровати и тихо, дабы не разбудить дочь, подошел к двери. Он окинул взглядом прихожую, каждая частичка которой напоминала ему о жене. Даже годы не в силах унять ту сильную боль, которую ты испытываешь теряя любимого человека, навсегда, бессильный чем либо помочь, страдающий и надломленный.
Легким толчком Медиций открыл дверь и вышел на улицу, стояла глубокая, лунная ночь. Столь тихая, что можно было услышать волны, бьющиеся о камни причала, или совуха, медленно перебирающего лапами, где-то в чаще леса. Священник взглянул на луну и сухо улыбнулся. Свежий воздух наполнил его легкие, становилось легче.
Неожиданно, где-то за домом послышался топот и глухой грохот. Медиций вздрогнул, никто из животных никогда не подбирался столь близко к его дому. Дикие звери очень пугливы и осторожны.
Настороженно лекарь заглянул за угол, шорох послышался снова, но в этот раз немного протяжнее, складывалось чувство, что некто пытается что-то утащить. Возможно воры? Под ногами у Медиция стоял пень для рубки дров, в него был воткнут небольшой, но острый топор. Устав аббатства запрещал ему носить оружье, но рисковать Медиций никак не хотел, все таки в доме находится его дочь. Вооружившись топором он подкрался к дальнему углу дома, за которым находился навес, звуки явно шли оттуда. Набравшись храбрости, и сделав голос тверже и увереннее, Медиций спросил:
— Кто здесь и чего тебе нужно? Выходи! – ответа не последовало, но шорохи становились все четче, и казалось, были уже совсем рядом. Через мгновение послышалось тяжкое, томное дыхание, будто кто-то совершенно выбился из сил и в спешке старается отдышаться.
Словно тень Медиций выпрыгнул из-за угла, слегка занеся топор над плечом, чтобы ударить наотмашь. В темноте он заметил огромную фигуру, лежащую на земле лицом вниз на фоне опрокинутых бочек с дождевой водой. Незнакомец, казалось, потерял сознание, но нет, он всеми силами цеплялся за землю одной рукой, пытаясь ползти. Лекарь медленно опустил топор, прищурившись, чтобы получше разглядеть нарушителя спокойствия.
На плечи незнакомца была небрежно накинута волчья шкура, а на поясе висел огромный кастет непонятно из чего. С легкой опаской Медиций подошел к нему и присел:
— С Вами все в порядке? – спросил он, протянув руку и сдернув шкуру со странника.
Следующий момент лекарь запомнил на всю оставшуюся жизнь. Его глазам предстал, еле дышащий, измазанной в грязи и собственной крови, орк. Ранее священник видел орков лишь на картинках книг и слышал о них в сказаниях и баснях. Растерявшись, он было дернулся чтобы убежать, но что-то внутри заговорило с Медицием, что-то внутри подсказывало ему, что это не то чего он хочет. Была ли это совесть, безрассудство, глупость или фанатизм, навсегда останется тайной как для нас, так и для самого Медиция. Он кинул взгляд на топор, в его голове снова зашевелились слова, сказанные его другом этим вечером. Я бы даже сказал, что на мгновение он уже был готов добить раненного орка, но разум сильнее грубой силы, быстро прейдя в себя, лекарь бросился к умирающему, нащупал рану на боку, снял с себя балахон, разорвал на тряпки и со сноровкой присущей лишь священникам Североземья перетянул рану. Орк открыл глаза, и попытался что-то произнести, но было видно, что он потерял уже слишком много крови и глаза снова закрылись.
Орк был широкоплечий, большой и тяжелый, не ясно как священник взвалил его на себя и потащил. Он передвигался медленно то и дело, удерживая пострадавшего от падения. Всю дорогу орк продолжал бормотать что-то не внятное, но это не мешало лекарю полностью контролировать ситуацию. Медиций с ловкостью кошки и силой горного йети дотащил незнакомца до крыльца, открыл дверь и ввел его в дом.
Милли не спала. Возможно, ее разбудил шум с улицы, а может ночь была беспокойной не только для Медиция.
— Папа кто это?!- воскликнула девочка.
-Не знаю дочь, но ему нужна наша помощь- ответил лекарь – прикрой за мной дверь.
Медиций аккуратно положил орка на свою постель. В этот момент он как следует смог разглядеть своего гостя. Орк и правда был широк в плечах, темную зеленую кожу, практически повсеместно покрывала грязь, а местами уже засохшая или запекшаяся кровь. На боку висела сумка, на вид тяжелая, а с пояса, укрепленного пряжкой с каким-то странным символом свисало два огромных кастета, похожих на медвежьи лапы. Воистину жестокое оружье – подумал Медиций. Лицо украшало два длинных острых клыка, но это не придавало ему черт жестокости, волосы были растрепаны, а из носа тонкой струйкой сочилась кровь. Священник долго мог бы рассматривать пострадавшего. Я думаю, каждый мог бы часами рассматривать орка, увидев его впервые в жизни. Но времени не было, каждая минута играла против жизни.
-Милли, принеси бинты мою сумку с травами и монокль. Нам предстоит долгая ночь.-

Глава 4 –Утро.

Боль в груди, легки озноб и не ясность разума. Кошмары, галлюцинации, лица…людей…
Даже в самых потайных уголках своей памяти ни один орк никогда не держал человеческих лиц. Но именно они сейчас мучали гостя Медиция, привязанного к кровати.
Не известные наречия, крики и голос маленькой девочки, его разум сходил с ума. Этого не могло быть на яву. Где он? Когда? Возможно, уже погиб и скоро встретится с праотцами рода своего? Нет…все было не так…
Утро принесло с собой тепло и свет, но ночная тишина, омраченная появлением не званого гостя, все еще висела над лесом, отражаясь в ели заметной луне и исчезающих звездах. В маленьком домике на опушке леса, сегодня был бардак. Все было перевернуто вверх дном. Повсюду валялись бинты, разорванные одеяла, разбитые и уже совсем не похожие ни на что части керамики, в уголке спала маленькая девочка, поджав коленки на стуле, а за кухонным столом, окопавшись в разодранных рукавах собственной робы, прикорнул хозяин дома.
В центре всего этого беспорядка, на слегка побитой за ночь кровати, мирно спал орк. Практически раздетый и связанный по рукам и ногам; это было сделано лишь для того чтобы удержать его на месте, ибо в бреду, вызванном травами, орк вел себя довольно буйно. Но сейчас лицом своим он выражал покой и блаженство.
Тишина продлилась не долго, гость начал медленно, даже немного лениво шевелиться, казалось что кровать того гляди рухнет под грузом его мощного тела. Через пару минут он открыл глаза и внимательно осмотрел всю комнату. Немного преподняшись и практически без усилий освободил одну руку и неспешно отвязал себя от кровати, а затем встал. Его правый бок и грудь были аккуратно перебинтованы, и немного болели, поэтому орк не мог до конца выпрямиться. Оперившись на рядом стоящий полуполоманный стул гость еще раз оглядел всю комнату. Он долго и упорно всматривался в картины на стенах, бинты пропитанные кровью, разбросанные тут и там, и на камин где еще тлели угольки. Затем его взгляд привлек человек, хозяин дома, который осторожно подняв голову со стола, прошептал: «Доброе утро…». Орк взглянул на изорванные рукава лекаря, а затем на себя. В этот момент в его голове мелькали самые разные мысли, но не долго. Чтобы не говорили, орки были очень сообразительны и благородны. Он не знал человечьего языка, но глядя в глаза своему спасителю, орк поднял правую ладонь, положил ее на сердце и немного, почти незаметно приклонил голову, прикрыв глаза.
Медиций встал из-за стола и не спеша подошел к орку:
— Позволь я еще раз осмотрю твои раны…- прошептал он. Орк, словно понимая, что сказал священник, покорно присел на кровать.
Человек что-то намазал, поправил и забинтовал, в доме запахло травами.
Тут проснулась Милли, протерев глаза она подбежала к орку и заулыбалась:
— Ты такой смешной и зеленый!- смеясь сказала она – совсем не как мы – девочка дотронулась до его руки. На короткое мгновение дыхание орка перехватило и он тоже сухо, но искренне улыбнулся в ответ.
-Тебе нельзя долго оставаться тут- проговорил Медиций – я не знаю как ты здесь оказался, но стражники уже наверное ищут тебя и рано или поздно нагрянут к нам- орк слушал его с серьезным видом и казалось, что он все понимает.
-Вот твои вещи- лекарь вынул из сундука и положил на колени гостю, аккуратно сложенный плащ, наскоро заштопанную безрукавку и связанные веревкой кастеты.
— Немного хлеба в дорогу- Медиций передал ему буханку.
Орк медленно поднялся, и вновь положа руку на сердце уже более заметно склонясь.
— Скорее собирайся, я проведу тебя лесом- прошептал Медиций.
– Милли, уберись тут, никто не должен знать, того что произошло этой ночью.
Через несколько минут дверь дома открылась и из нее словно тени, показались две фигуры. Одна из них явно прихрамывала, но не смотря на это ни чуть не отставала от первой. Мгновение спустя они скрылись в густых зарослях Штормградских лесов.
-Я выведу тебя к тропе где не ходит стража и увы покину- сняв капюшон с головы быстро проговорил священник
Орк лишь кивал в ответ, трудно было понять, делает он это машинально, услышав голос, или же действительно понимая слова того, кому он был обязан жизнью.
-Ты далеко от дома- продолжал Медиций пробираясь сквозь кусты – наверное скучаешь по своей семье, они будут рады увидеть тебя. Ты наверное удивлен, и думаешь почему же я помогаю тебе?- монолог продолжался – я и сам не знаю, о чем я думал наверное Актериус прав, моей жизни нужно больше действия …
В какой-то момент орк остановился, закрыл глаза и дотронулся до земли, затем улыбнулся и посмотрел на немного недоумевающего лекаря.
Он встал на колено сжал руку в кулак и вновь, положа ее на сердце, склонив голову в этот раз довольно низко.
-Ты хочешь чтобы я оставил тебя здесь?!- удивленно уточнил Медиций.
Впервые за все время орк заговорил, но он не стал выстраивать длинных монологов, зная что человек не поймет их языка, поэтому и сказал лишь одно слово. Звучало оно так: «Rahshase».
Медиций улыбнулся, накинул капюшон, немного склонив голову сказал:
— Прощай мой зеленый друг, думаю, мы никогда не встретимся больше-
Ох, если бы он знал, как тогда ошибался…

Глава 5 – Расплата.

Медленно шагая по узким лесным тропинкам Медиций всю дорогу размышлял, и вправду ему было о чем подумать, не каждый день ты принимаешь в своем доме раненного орка, и не каждый день рискуя своей жизнью и жизнью своей дочери помогаешь врагу Альянса спастись. Возможно, он увидел нечто более человечное в этом орке, нежели в людях, в которых уже не осталось ничего святого, а может и впрямь священнику не хватало приключений – загадка.
Утро уже набрало силу, становилось жарко. Дойдя до дома, странное чувство нависшей угрозы не покидало Медиция, ему все время казалось, что кто-то за ним наблюдает. Отворив дверь, лекарь заметил, что беспорядка не убавилось, кругом валялись бинты, покореженная мебель и другие куски утвари.
-Милли!- окликнул он. Тишина.
-Милли!- ответа не последовало.
Быстрым шагом Медиций прошел в дальнюю комнату своего небольшого дома, и тут его прошиб холодный пот, а затем темнота…его чем-то ударили по голове…
Очнувшись, он был все еще дома, но верёвка обвязанная вокруг рук и ног сковывала движение. Открыв глаза он понял, что лежал на полу, по количеству ног было ясно, что в его доме 3-4 человека, а по лязганью брони, то что походили они на стражу. Один из них подошел ближе и приподнял священника, усадив на стул.
Это был Актериус.
— Приходи в себя!- со злобой в голосе крикнул он, потрясывая то и дело Медиция.
-Никчемный ты слизняк! Жалкое отродье! Чертово Медище! Ты тот, кого я называл другом! Я готов был поручиться за тебя!- Артериус схватил лекаря за горло – отвечай мне, где сейчас Ордынский шпион!?-
Медиций сухо, сквозь сдавленное горло прохрипел:
-Я понятия не имею о чем ты говоришь Акти…-
Затем последовал удар, а может несколько, тяжело было вспомнить. В один момент жизнь обывателя перевернулась, за один день все так изменилось…
-Мы нашли это на крыльце твоего дома- он бросил сумку с резными деревянными фигурами, похожими на тотемы к ногам Медиция.
— Псы вывели Нас сюда! Я никогда не думал, что мой друг, мой лучший друг станет таким же предателем как и его жена…-гневно продолжал Актериус.
-Что…что ты сказал?- недоумевая переспросил лекарь.
— Ты все еще считаешь, что твоя супруга погибла в бою, как герой? Думаешь она была доблестным войном? Ее повесили за шпионаж! Я лично пытал ее! И по моему приказу тебе было рассказано, то что я посчитал нужным!- яростно, выворачивая душу прокричал воин.
-Нет, нет…не может быть Миллитриса не была такой! Ты лжешь!!!- впервые за долгие годы эмоции овладели Медицием, в панике он начал оглядываться по сторонам.
— Где моя дочь!?- содрогая стены прокричал священник.
-Твоя дочь, там где ей положено быть, подальше от тебя, в безопасности. И я позабочусь о том, чтобы она не вспоминала своего отца!- все накручивал Актериус.
-Ты не посмеешь! Я найду ее!- без капли сомнений в голосе кричал лекарь.
-Ты?? Хахахахах!!! Боюсь что нет- с ноткой лукавства в голосе прошипел Акти.
Мои псы уже пошли по следу шпиона, и они найдут его и разорвут на куски, а что касается тебя…предатель…- он достал меч…-скоро ты встретишься со своей женой…-
-Это не по закону! Актериус, что ты творишь…- Медиций не успел договорить.
-В этом городе, я – закон — и с этими словами Актериус, великий воин, глава стражи, пронзил своего друга насквозь, проворачивая рукоять оружья, и омывая руки кровью, того кого он называл другом.
— Бросить его в канаву, пусть крысам сегодня будет праздник -вырывая меч их жертвы сказал вояка.

Глава 6 – Нет жизни – нет боли.

Что следует за смертью? Как ты будешь ощущать себя, когда умрешь? Что первое ты увидишь и что услышишь? Никто никогда не узнает этого, ибо мертвые не расскажут, они молчаливы как камни, водруженные на их могилы, как деревья, что шелестят листьями по ночам, как звезды, мирно смотрящие на нас сверху вниз…или же нет? Может ли все сложиться иначе.
Темнота, не было ничего кроме темноты. Она обволакивала и ласкала, шептала и звала за собой. Тьма путала мысли и сбивала чувства, вокруг не было больше ничего, ни вдохнуть, ни двинуться – вот что такое смерть.
Медиций погиб, за то что оказался добрее, чем остальные. Не было справедливости и чести в его смерти. В той тьме тысячи и тысячи голосов пронизывали его разум напоминая об этом, говоря о том, что он никогда не увидит больше свою дочь, никогда не вдохнет свежего воздуха, не услышит запах моря, а его друг, оказавшийся врагом, убийца его жены, его убийца — будет жить, смеяться, пить вино и его назовут героем.
Но среди всех голосов был еще один, не громкий, доносящийся далеким эхом и он явно выделялся среди всех остальных.
-Пойдем со мной…- говорил он – пойдем…
Медиций изо всех сил старался прислушаться к этому голосу, старался не упустить, как последнюю надежду лелея каждый звук, каждый слог, он концентрировался на нем, и голос становился четче и ярче, тьма слабела и отпускала его, и вот где-то в дали что-то засияло, оно стремительно приближалось и обретало форму. Через минуту, а может и вечность спустя, перед Медицием предстал белый как свежий снег волк.
-Иди за мной- сказал он устремившись вдаль.
Шевелиться было трудно, а о беге не было и речи, сквозь боль и муки лекарь начал волочь свои конечности вслед за убегающим зверем. Давалось это ему не просто, тьма тянула священника к себе, словно ножами впиваясь в плоть, разрывая и калеча. Не известно как долго Медиций шел, полз, и снова шел за волком, но в один момент тьма отринула, а зверь остановился, подняв глаза лекарь увидел, что волк не один, их было уже трое и уже три голоса звали его, все ближе и ближе, громче и громче, а затем вспышка…слепота, треск поленьев в костре, легкий ветерок, запах ночи и голоса…
-Поднимите его- громко, с присущей мужчинам хрипотцой, сказал один из них. И вправду кто-то поднял его и поставил на ноги, Медиций ничего не мог понять, он был столь обессилен, что не мог даже шевельнуться.
Затем еще один голос спросил:
-У нас получилось?- этот уже был куда нежнее, и скорее всего принадлежал женщине.
-Пока не знаю- вновь ответил первый – снимите с него повязку-
Свет беспощадно ударил в глаза священника, но секунд десять спустя, зрение восстановилось, слабость ушла, руки и ноги начали двигаться. Его глазам предстала удивительная картина. Это был лес и разбитый где-то в чаще лагерь с пятью-шестью палатками, выставленными вокруг огромного, метра два в высоту, костра. А рядом стояли: тролль, по всей видимости девушка, таурен, облаченный в стальные доспехи с огромным мечом за плечами и три орка, одного из которых лекарь сразу узнал, это был тот самый незнакомец, которого он сегодня спас.
Священник поднял руку и в страхе подался назад, местами на нем не было кожи, а где-то вырваны мышцы и торчали кости, такова была цена за новую жизнь, Медиций стал одним из тех, о ком так много говорили в тавернах и казармах, тем кто внушал страх в сердца даже самых бывалых войнов, они звали себя – отрекшиеся…
Орк улыбнулся и громко произнес:
— Приветствую, друг. Ты проделал до нас долгий путь. Ты сохранил мне жизнь, там, где другой бы помог закончить ее. Прими же наш дар, как плату за дела твои. Прощаясь, я назвал тебе свое имя, в моем народе принято помнить имена тех, с кем переплелись нити твоей судьбы, назови же нам свое, отрекшийся. —
Лекарь быстро осознав, что с ним произошло, нервно пошарил по карманам, достал монокль – надел его, выдохнул, затем еще раз огляделся, на секунду задумался и твердо ответил:
— Меня зовут… Медище-

AVE Эшелон!!!

Комментарии:

Comments are closed.