Становление «Эшелона». Часть 2 — Жажда крови.


Все события данного рассказа вымышлены
и не имеют ничего общего с игроками сообщества «Эшелон».
Рассказ написан как дань почестей сообществу,
за внутреигровую атмосферу и приятное времяпровождение.
Автор не несет ответственности за приступы любых эмоций,
навеянных Вам рассказом.
В рассказе могут присутствовать сцены насилия,
грамматические и пунктуационные ошибки, а так же не соответствия
классическому ЛОРу игры World of Warcraft.
Автор: Рейвиэль из Расколотого Солнца@ СвежевательДуш
Приятного чтения, господа.
(Некоторые персонажи рассказа переименованы, дабы не воздать им почестей за их свершения.)

«Они наблюдали за мной, они нашли мое тело, они вернули меня к жизни…» Медище (с) 729 г. н.э.

Никто никогда не видел ритуала воскрешения нежити – шаманами, многие даже и не слыхивали о подобном.
Я бы не рискнул утверждать, то что Медище, в прошлом Медиций, встал в один ряд с войнами восставшими из могил посредством темной магии Короля Лича, напротив ритуал трех шаманов не сделал его марионеткой и не предал темного могущества.
Они лишь вернули его к жизни, но тьма, обуявшая лекаря после смерти наложила свой отпечаток. Сил трех ритуалистов едва хватило, чтобы преодолеть барьеры выставленные горем, яростью и злобой в неуспокоенной душе целителя. В окончании всего перед ними предстал человек, ни живой и не мертвый. Телом своим он походил на усопшего, но душа его загорелась заново, а глаза источали доселе невиданную уверенность.

Глава 1 — Лагерь тайн.

Ночь длилась долго, это была первая ночь в новом облике для Медище. Воскреснув ты перестаешь чувствовать холод, огонь больше не греет тебя, но боль – остается, умирает лишь тело, душа же продолжает жить. Так сказали три шамана, с которым в эту ночь познакомился наш герой.
Раксаш – был единственным кого он знал в том лагере, все тот же крепкий хорошо сложенный орк с кастетами из медвежьих лап на поясе, украшенном гербом братства шаманов, но уже в новой более тяжелой на вид, броне. Правое плечо орка украшал огромный как щит наплечник, ручной работы, явно выкованный прославленными на весь Азерот кузнецами Оргриммара. С левого же плеча и до самой земли, свисала воистину поразительная накидка, сделанная из одной большой шкуры белого лютоволка. Сложно даже представить, что где-то по лесу может бродить зверь, таких размеров. Голова, вместе с зубами и глазами представляла собой капюшон, свисавший позади. Шкура была безупречна. Да и что греха таить, выглядел орк потрясающе в своем новом одеянии.
Второго шамана звали Тигейм. Это был высокий, правда, сильно сгорбившийся, впрочем, как и все представители его расы, тролль. Улыбчивый, на вид немного слащавый, всем своим видом демонстрировал превосходство и мощь. На поясе тролля висело два костяных топора, закаленные в боях и пропитавшиеся кровью врагов, они давно уже потеряли свою первозданную белизну и поблекли, но от этого оружье в руках умелого воина не становилось менее опасным. Легкий кожаный доспех с тонкими металлическими вставками, свисал с худощавого шамана так, как будто он не принадлежал ему, а был снят с побежденного противника на поле боя и явно пришелся не в пору. На запястьях и бляхе ремня был вышит герб братства шаманов, такой же как у Раксаша.
Третьим же властелином стихий была девушка. Юная шаманка Эласька, ученица Раксаша. Но друзья звали ее просто – Элла. Хоть она и была троллем, орк без зазрения совести обучал ее мастерству владения стихиями. Элла казалась довольно не высокой для тролля, но это не делало ее менее примечательной среди остальных обитателей лагеря. Глаза шаманки словно пытали пламенем, тяжело было не заметить вехи прошлого сжигающие душу, в чьих бы то ни было глазах.
Медище хорошо знал эти чувства, эту боль и ярость которую она может посеять в душе. Но не смотря на это, легкая, местами ехидная улыбка не спадала с губ девицы.
Панцирный, цвета заходящего солнца доспех покрывал ее тело. На первый взгляд он казался довольно жестким и думалось, что двигаться в подобном одеянии не просто трудно, а даже не возможно, но эта догадка была далека от истины. В отличии от двух других шаманов у Эллы не было эмблемы братства на поясе, что явно говорило о том, что она еще ученик.

Холодало. Над лагерем нависла тишина. Медище всматривался в огонь перебирая мысли.
Священник думал о дочери, его юная малышка Милли…где она сейчас? Что стало с их домом? Где разрушитель его семьи — Актериус…Разум вскипал. Лекарь обдумывал предложение сделанное Раксашем:
— Я отплатил добром за добро. Увы, мы не смогли вернуть тебе прежний облик, на это сил обычных шаманов не достаточно. После смерти твоя душа переродилась: ты понимаешь наш язык, выглядишь как один из нас. Орде нужны такие благородные войны как ты Медище. Мы с радостью примем тебя в нашу семью, если захочешь, но ежели откажешься, не станем удерживать тебя силой. Я вижу, как душа твоя страдает по дочери, она очень похожа на тебя, у нее такая же добрая душа…Подумай, лекарь, в нашем лагере беда одного – забота для всех-
Позади послышался шорох, из тени вразвалочку вышел таурен. Он выглядел куда больше и мощнее орка, закованный в латные доспехи, с мечом за спиной, столь невероятных размеров, что Медище сам врядли бы нашел в себе сил, чтобы хотя бы оторвать его от земли. Таурен присел к костру и молча, протянул лекарю тюк с водой.
Его звали Малориук, воин солнца, воин света в народе более известный как паладин. В отличие от обычных воинов и шаманов, паладины крайне редко встречались в орде. Возможно, это связано с тем, что учение воинов света зародилось в Альянсе или же с тем, что на овладение магией уходили годы упорных тренировок – не знаю. Таурен выглядел весьма внушительно и я бы не хотел оказаться по разные стороны баррикад с этим воином.
Они молча сидели у костра, глядя в огонь, как выяснилось Малориук принял обед молчания, уйдя на войну. Никто толком и не знал, от чего паладин выбрал такую стезю. Одни говорят, что это придавало ему концентрации и сил в бою, другие же утверждают, что он нес обет скорби по утраченным соратникам. Лагерь был полон тайн, обитатели которого хранили их словно последнюю надежду на новую жизнь.
Занялась заря и лагерь сильно оживился, оказывается там было куда больше народу, чем могло показаться на первый взгляд. Тут и там сновали орки, бегали тролли и временами проскакивала даже нежить. Медище не сомкнул глаз этой ночью, впрочем, сон ему был больше и не нужен.
«Мертвый засыпает лишь раз» — говорят отрекшиеся.
В костре догорали последние угольки, рука коснулась его плеча
-Нам пора отправляться, друг – сказал Раксаш.
Медище слегка воспрял и поднялся на ноги.
— Я обдумал твое предложение, и хотел бы пойти с вами, если не стану обузой в пути-
Раксаш улыбнулся и слегка потрепав священника за плечо произнес:
-Добро пожаловать в семью!-
-Куда мы направляемся?- поинтересовался лекарь.
-Наш отряд движется на юг, к Лагерю Гром’гол, там мы пополняем припасы раз в месяц, получаем новые указания вождя и вести из дома. Затем снова вернемся на передовую, к Штормграду…-
Медище задумался:
-Зачем вы осаждаете Штормград? Там внутри бойцы альянса коим нет числа, а у вас всего лишь горстка воинов..- он не успел закончить.
— Мы не осаждаем цитадель – отрезал Раксаш — наш отряд ведет разведывательную операцию и пока мы здесь, дома наши семьи в безопасности, пока мы здесь – Оргриммар спит спокойно. Но сейчас у нас есть иная цель. Глубоко в городе стоит тюрьма, в попытках добыть планы канализации Штормграда, мы потерпели неудачу. Кто-то предупредил стражу о вылазке, и нас ждала засада — Раксаш замолчал не на долго
— Я был ранен, а мой соратник и друг, Авирай, оказался в плену врага.
-Мы вытащим его из этой выгребной ямы — вставила пробегающая мимо, с каким то ящиком в руках, Эласька.
-Все готово к отправке…- неспешно, растягивая слова, как змея шипит, греясь на солнце, прервал беседу Тигейм.
Раксаш на секунду задумался, затем громко произнес:
-Выдвигаемся!-.
Орки живо запрыгнули на своих волков, а тролли седлали ящеров, странно, но отрекшихся, сновавших по лагерю ночью, нигде не было видно, должно быть, они ушли вперед затемно.
Медище – ты поедешь с Эллой– уточнил Раксаш.
-Ну что растрясем кости?- улыбнулась юная шаманка, потрепав своего красно-розового ящера за шею.

Глава 2 — Гром’гол

Потряхивало не слабо, в пути лекарь, наконец, сумел сосчитать всех, с кем разделил кров этой ночью. Один таурен, два тролля и два орка – небольшая компания. Но куда делась нежить?
— Я точно видел их…- думал Медище.
Леса и тропы, реки и мосты –отряд не останавливался ни на секунду.
Тигейм всю дорогу судачил о чем-то с Икарой, то нервно оглядываясь по сторонам, то хохоча так, что казалось он того гляди выпадет из седла.
Икара – молодой орк, по всей видимости, охотник. Бесстрашный и дерзкий, с резным луком за спиной и кожаным колчаном на бедре; ехал во главе отряда. Его серовато-черный волк увешанный капканами и силками, казался маневреннее и быстрее остальных ездовых животных. Истинный следопыт.
По пути им встречались дикие звери, вражеские гарнизоны и патрули, но Икара во время успевал обойти препятствия, ведя отряд за собой сквозь узкие, практически не хоженые тропы.
День и ночь ордынцы провели в пути. К утру следующего дня они достигли форта тернистой долины – Гром’гол. Отряд засел неподалеку, в развалинах, там их врядли стал бы искать кто либо. Малориук и Икара остались в лагере, остальные же отправились в город за припасами.
На удивление, ордынский форт, состоящий из 3-4 домой и пары сторожевых башен, был местом весьма оживленным.
Как никак Гром’гол единственный оплот орды на юге Восточных королевств куда свободно летали дирижабли из самого Оргриммара. Батраки, торговцы, путешественники, войны, маги и парочка обычных обывателей, все смешались в суете, в этом меленьком, далеком от родины месте. Форт напоминал большой базар. Медище с любопытством осматривал окружение. Орки, тролли, гоблины – так много народу и каждый был чем-то занят, словно муравьи, в общем хаосе толпы, представляли организованность.
– Я найду нашего поставщика — начал Раксаш.
-А я за травами, смахнув красноватые волосы с глаз выкрикнула Элла и ушмыгнула за ворота.
— Пойду до оружейной – прохрипел Тигейм, поглаживая топоры – моим малышкам не помешает пара хороших точил.
Раксаш задумался и медленно осмотрел Медище с ног до головы, сунул руку в сумку свисавшую через плечо, пошарил там немного и выгреб горсть монет, отсыпав часть в костистые ладони лекаря, сказал:
-Вот оглядись вокруг, присмотри себе чего-нибудь из доспехов или оружья, а затем возвращайся в лагерь, встретимся там. —
И вправду приодеться священнику бы не мешало. Его старый изодранный крысами балахон – никуда не годился. Медище направился к близлежащей лавке.
Гоблин торговец прыгал и скакал вокруг потенциальных покупателей, явно пытаясь что-то втереть им не самым честным образом. Доспехи казались священнику слишком тяжелыми он и при жизни не отличался силой, что уж говорить о нынешнем его состоянии. Мечи и топоры, палицы и булавы – это было все не то.
Луки, метательные орудья и даже эльфийская глефа. Кони, ящеры, боевые козлы…о Боги, складывалось чувство, что в Гром’голе есть все и нет совершенно ничего. Несколько часов Медище потратил на то, чтобы осмотреть товары нерадивых купцов, но ничего и близко не подходило к его новой, весьма эксцентричной натуре. Одно благо – лекарь на время забыл о всех невзгодах настигших его в последние дни.

Глава 3 — Дань жертвенности.

В лагере было тихо, Малориук мирно сидел у костра созерцая пламя, Икара неспешно затачивал кинжал, то и дело поглядывая на его блеск в свете восходящей луны, Раксаш и Тигейм пересчитывали полученный на рынке провиант и экипировку. Вечер нес за собой безмятежность легким ветерком с моря, а звезды, как меленькие светлячки, то вспыхивали, то исчезали на темном покрывале небес. Медище брел по тропе ориентируясь на свет со стороны лагеря. Впервые за долгое время он прибывал в прекрасном расположении духа, и казалось ничто не может омрачить этот беззаботный момент.
-П-п-п-оп-пом-оги-т-те- послышался протяжный хрип из за дерева.
Лекарь глянул в сторону
-Невозможно…- прошептал он.
-Сюда! Скорее!!!- закричал целитель что было сил, и бросился сквозь кустарники.
Лагерь встрепенулся, Малориук тут же обнажил клинок, Икара резко вскочил, бросив кинжал, а Раксаш и Тигейм уже бежали на возглас.
-Скорее! – кричал Медище, выволакивая кого-то из зарослей.
-Во имя четырех ветров, Элла!- с ужасом воскликнул Раксаш.
Его ученица была изранена и обессилена. Шаманка совершенно не держалась на ногах. На шее и руках виднелись отметины напоминающие следы когтей гризли, а волосы посидели практически полностью. На миг Эласька приоткрыла глаза… но этот взгляд, страх обуял ее, шаманка задрожала, будто увидела приведение, скривилась в попытках что-то сказать, но тут же потеряла сознание.
-Несем ее в лагерь…- спокойно сказал Тигейм.
Раксаш выглядел очень взволнованным, Элла была ему как дочь, как семья, которой у вояки никогда не было, с самого детства орк посвятил себя войне. Еще юношей он помогал солдатам, таская по ночам взрывчатку в лагеря противника, и сжигая посевы Альянса. Говорят, он нашел ее в руинах старой тролльской деревни, после нашествия войск врага превосходящего числом. Ходят слухи, что тот отряд вел сам Тирион Фордринг, инквизиция паладинов выжгла там все, перерезав каждого, кто был в селении, лишь одна маленькая девочка осталась в живых, лишь ее они не смогли найти, проливая кровь на глазах ребенка. С того самого дня Элла всей душой и сердцем ненавидела воинов света, инквизиторов священного пламени.
-Она будет жить- прервал раздумья Раксаша, Медище – но даже мне не известно как скоро Элла придет в себя-
Орк медленно повернулся к стоящим рядом соратникам:
-Мы должны выследить зверя- оскалился он.
-Судя по ранам этот куда больше обычного гризли – подметил Икара – его шкура послужит хорошим трофеем-
-Оставь трофеи для любителей, Икара. Мы семья, а семья защищает друг друга ни смотря, ни на что. Найти напавшего, для нас дело чести. –

Малориук взвалил свой гигантский меч на плечо и кивнул, выйдя из палатки.
— Мы с Икарой уйдем вглубь леса, возможно, где-то неподалеку пристанище зверя…- прошипел Тигейм.
Раксаш встревожено глянул на Эллу.
-Я останусь с ней, не бойся, все будет в порядке. Частичка твоей семьи в надежных руках- успокаивал орка лекарь.
-Хорошо, я отправлюсь в Гром’гол, расспрошу местных, кто-нибудь должен что-то знать об этом звере. Раксаш накинул волчий капюшон и ушел вслед за остальными.

Глава 4 — Кровавая Луна

Ночью порт выглядел совсем иначе. У ворот похрапыволо пара стражников, торговцы разбрасывали по коробкам остатки не проданных товаров, батраки ругались из-за куска не пропеченной курицы, а маленькая орочка бегала за мышкой по центральной площади, где еще утром сновала толпа зевак.
Завидев шамана она живо устремилась к нему.
— Ты ищешь Кровавую Луну да? – орк на секунду застопорился. Глаза малышки напомнили ему другую девочку, ту что он повстречал не так давно, девочку в доме лекаря…Милли. Она смотрела на него так же. О эти детские, наивные, немного любопытные глаза.
— О чем ты говоришь малышка?-
— Ты большой у тебя есть оружье- она дотронулась пальчиком до свисающего с пояса кастета – ты охотник да?-
-Мама запрещает мне ходить за ворота- девочка надулась – а я так хочу посмотреть на Кровавую Луну!!! Ты мне его покажешь? Покажешь? Ну пожаааааалуйста!-
-Малышка, я не совсем понимаю, о чем ты говоришь-
— Ты не знаешь Кровавую Луну?! Нуууу воооооот…-разочаровано вздохнула девочка -эх…значит ты не охотник…- она уже было собралась уйти, но Раксаш решил ей подыграть, он чувствовал некую связь между тем, что говорит дитя и нападением на Элаську.
-Постой, постой малышка, я охотник, прибыл в эти края за сказочными трофеями, клыками и шкурами, расскажи мне о Кровавой Луне.
Глаза девочки вновь засияли.
— Кровавая Луна – большой и страшный, у него вот такие когти – орочка развела руки в стороны – и бооооооольшие зубы, он приходит к нам каждую полную луну-
Раксаш глянул в небо усеянное звездами. Луна и впрямь налилась желтизной во всей своей красе.
-Он голодный и охотится на тех кто не слушает маму и уходит за ворота далеко в лес- перехватывая дыхание продолжала девочка- а еще приходят охотники, ну вот как ты, и ловят Кровавую Луну! Но никто не может его поймать – опять повесила нос малышка- и охотники каждый раз идут новые и новые…А я таааак хочу посмотреть на него…Ой, мне пора домой, мама идет, девочка схватила мышку и помчалась прочь.
Все сходится, огромный зверь, полнолунье, лес, когти…воргены…
Всю ночь Раксаш провел в поисках, он обошел половину окрестного леса, но так и не нашел, даже следа Кровавой Луны, лишь тигра и пару рапторов…
С восходом солнца в лагерь никто не вернулся кроме Икары. День был в разгаре, Медище без устали продолжал выхаживать Эллу, всеми доступными ему средствами. В ход шло все – бинты, травы, не малые знания и умения жрецов Североземья и конечно же магия. Само собой Медище как и все священники овладел навыками магии света, за долгие годы проведенные в монастыре, но воскреснув он ощущал себя совершенно по новому, не только тело, но и магические силы целителя, так же претерпели изменения. Временами тени окутывали его, но эта тьма не была той самой, что разрывала душу целителя на части после смерти, она словно легкая вуаль скользила по плечам, скрывая и оберегая. Но тень не могла помочь Элаське поправиться, поэтому лекарь всеми силами отторгал ее, взывая к свету.

Глава 5 — Жажда крови.

Одинокий волк медленно брел по лесу. Навострив уши, он принюхивался и вглядывался вдаль. Джунгли не лучшая среда обитания для волков, но он не был тем, кем казался на первый взгляд. Годы усердных тренировок, позволяли шаманам овладеть своим внутренним я, и когда искусство познания себя достигало пика, лучшие из мастеров высвобождали дух, принимая лик зверя, что кроется внутри. Для Раксаша это был белый волк.
Ощутив еле заметное, даже практически не уловимое дуновение, волк бросился сквозь заросли. Он не знал, что ждет за ближайшим деревом, но рвался к цели, словно за ним бежала стая псов Альянса. Секундой спустя шаман увидел две фигуры прогуливающиеся по лесу. Одним из них был тролль, о да это Тигейм, а второго, орка, он не знал…
Лук за спиной, кинжал в сапоге и кожаная накидка. По всему видимому это был один из охотников за Кровавой Луной, о которых говорила девочка.
Орк крался как рысь, и скрывался в тенях словно убийца, выслеживающий свою жертву, как лев он таился за камнями, и словно орел пристально следил за Тегеймом и его спутником, неспешно двигавшихся в сторону погребальных холмов, где возвышаясь над ритуальным кладбищем, величественно вздымалось большое плато, как будто вырванное из земли неведомой силой. Прекрасный, но немного пугающий пейзаж, демонстрирующий, всю силу природы. Шаман не хотел раскрывать себя, запах смерти навис в воздухе, орк словно бывалый рыбак, ловил большую рыбу на живца. Тигейм был не плохим воином, поэтому Раксаш знал что вдвоем они справятся с любой напастью, откуда бы она не грянула.
На мгновение шаман и охотник будто испарились, словно переместились в другое измерение, и в этот момент волк услышал приглушенный возглас, кто-то крикнул и тут же замолк. Тем, кто хоть раз сталкивался с элитными подразделениями Альянса ШРУ, коварными убийцами, бездушными наемниками, был известен этот звук. Так кричит жертва плаща и кинжала, не успев понять, что ее поразило. Раксаш был одним из таких, он ни раз, лицом к лицу, сражался с агентами заставляя их понять, что ни каждого война Орды, можно запросто застать врасплох.
Орк кинулся к тропе, где последний раз видел Тигейма с приятелем. Следы вели ввысь. Спешно, перебивая дыхание, забрался на плато, где его глазам предстала, ужасающая, не побоюсь этого слова, кровавая картина.
Тигейм, сидел на краю плато, свесив ноги вниз, прикрыв глаза, рядом лежало тело молодого орка, с которым еще минуту назад тролль вел живой разговор.
— Я ждал тебя Раксаш…ты не слишком искусен в выслеживании, я заметил тебя практически сразу -не открывая глаз начал тролль.
— Нет, нет, не может быть, неужели это был ты?! Это ты Кровавая Луна, ты, а не гризли напал в лесу на Эллу! Они испугалась до смерти увидев тебя с нами в лагере! — перебирая эмоции от удивления, до ярости, в попытках отдышаться, выкрикнул орк.
Тигейм привстал, и с удивительным спокойствием в голосе продолжил:
-Да ты прав, это я учинил расправу в Гром’голе, каждый месяц мы приходим сюда за провизией, а затем пропадаем, поэтому меня никто не смог изловить. Обыватели такие наивные, сочинили историю об огромном звере, призраке Гром’гола…хах…Кровавая Луна, и да это я преследовал Эллу, очень жаль, что так и не смог отведать ее крови…-
Тигейм обернулся, вселив ужас в сердце соратника. С его губ стекала еще теплая, немного загустевшая кровь. Он был буквально вымазан в ней. Руки, оружье, клыки, шея, лицо, лоб – все было в крови, крови жертвы, крови орка. Тролль выглядел словно ворген утерявший контроль, и настигший свою дичь, сумевший утолить голод.
Раксаш замер в ожидании, не произнося ни слова, его лицо выражало ярость и ужас, одновременно, но он продолжал внимать.
— Тебе наверное интересно почему? Почему я все это делаю? Думаю ты слышал о тайных ритуалах древних шаманов…-все продолжал тролль -…тайных, но как видишь, при должном упорстве, любая тайна становится явью — На мгновение он прервался и слегка облизав губы, продолжил.
— В манускриптах первых мастеров написано, что в определенном месте, где сходятся круги стихий в Азероте, концентрируется сила, сила столь могучая, что способна предать любому войну мощь десятка ему подобных, сила, что пробуждает в тебе невероятную жажду убивать…жажду крови…- Он вновь прервался, присев к жертве…
— Я положил месяцы на то, чтобы найти это место, и еще недели, что подготовиться к ритуалу…Как оказалось, для высвобождения мощи, стихии требуют небольшую жертву, олененка и трех овец, оказалось мало, а вот более разумные существа- Тигейм улыбнулся во весь рот, оскалив кровавые клыки – подошли в самый раз…
Раксаш продолжал меняться в лице, казалось, еще слово, еще движение и он рассечет воздух мощным ударом, но нет, орк выжидал, он, сдерживал себя, как мог, вонзая иглы в душу.
-Вкусив жертвенной крови лишь раз, ты обретаешь все то могущество, о котором не смел даже мечтать- заворожено кричал тролль разводя руками…
А затем, резко изменившись в лице, как будто взяв под контроль эмоции, продолжил:
— Я научился контролировать и сдерживать этот дар в себе… Присоединись ко мне Раксаш, я научу тебя использовать силу, вместе, мы положим конец войне между Ордой и Альянсом, вдвоем мы будем настолько сильны, что сам вождь склонит перед нами колени, ты и я, весь мир падет к нашим ногам, пригуби жертву…возжаждай крови…-
-Ты законченный безумец Тигейм!- Прокричал орк медленно опуская руки к ножнам.
-Убивая ни в чем не повинных орков и троллей, ты возложил на себя корону праведности?! Таким как ты, есть лишь одно место, и оно на дне глубокой шахты, куда не заходит свет! Ты предал свой народ! Предал все, за что мы сражаемся! Предал своих друзей и соплеменников!
-Ахахахаха!!!- залился смехом тролль.
-Я знал, что ты не поймешь меня, орк. Вы слишком глупы, чтобы осознать все то, что происходит вокруг нас. И кто же меня остановит? А?

-Я, если потребуется – оскалившись ответил орк – ты пойдешь со мной и предстанешь перед всеми как предатель, и пусть стихии смилуются над твоей душой…
-Хорошо Раксаш, раз таковы твои правила, я пойду с тобой, но прежде, я предлагаю тебе взглянуть на то, от чего ты отказался…- тролль затих, стоя в пол оборота к соратнику, скрестив руки на груди.
-Узри же ЖАЖДУ КРОВИ!!!!- раскинув ладони, и шагнув вперед закричал Тигейм.
В мгновения глаза тролля почернели, а сухие жилы, пульсируя, разрослись в мускулы, доспехи трещали по швам, не в силах сдержать хозяина. Не прошло и секунды как на месте худощавого и сгорбившегося шамана, очутился огромный воин, раза в два превосходивший размерами орка. Его руки уже сжимали топоры, а лицо выражало неистовство и бурю гнева, готового обрушиться на соперника.
Раксаш было сжал кастеты но, не успев даже выхватить их из ножен, получил прямой рассекающий удар топором прямо в лицо. Нет на свете война способного устоять на месте после такой атаки. Орк упал навзничь, кровь быстро залила его белый волчий плащ. Зрение помутнело и стало отдавать розовыми оттенками, кажется, левый глаз перестал видеть, во рту появился кровавый привкус. Послышался страшный содрагающий горы рык, готов побиться об заклад, что его было слышно на другом конце леса. Придя в себя и быстро поднявшись, не обращая внимания на полученные ранения Раксаш бросился навстречу противнику. Ориентироваться приходилось на слух, шквал свистящих ударов сыпался на него со всех сторон, но орк умело ускользал, подсаживаясь и уворачиваясь.
Тигейм, в своем новом облике был слишком быстр, не давая даже малой возможности атаковать противнику. Одно неверное движение могло стать для Раксаша последним в этой битве. Костяные топоры свистели тут и там, разрывая воздух и ломая камни – воистину дикая мощь.
Теряя кровь, орка покидали и силы, становилось все тяжелее предугадывать движения противника, нужно было атаковать. Но возможности не представлялось. Ярость тролля так же угасла, он уже не был столь быстр как в начале битвы, но рука воина не становилось легче.
-Ну что белый волк, ты ощущаешь эту мощь, чувствуешь как силы покидают тебя? Как кровавая похоть разрывает меня? А? Узри же истинную силу стихий- с этими словами Тигейм ударил в землю ладонью, горы задрожали, земля подчинялась ему, она текла и извивалась словно вода, спешащая покинуть разбитый кувшин. Глаза тролля пылали, а кровавый оскал наводил ужас. Плато горело, казалось, что даже небо покраснело в этой кровавой бане. Белая волчья мантия вспыхнула, словно сухие листья. Раксаш едва успел сбросить ее, чтобы не ожечься.
— Попрощайся с жизнью Раксашшш…- крикнул Тигейм занеся кулак над орком.
-Даже не думай…-раздался хриплый голос позади.
Пройдя сквозь пламя на плато поднялся Медище.
— УХАХАХАХА!!! Жалкий человечишка, чего тебе нужно?
— Оставь Раксаша в покое! – закричал Медище с небывалой уверенностью в голосе. Лекарь не ведал страха в тот момент, он как никогда был невозмутим.
— Иначе что? Что ты сделаешь, закидаешь меня книжками?-
Медище изменился в лице, я никогда не видел его таким ранее. Оно выражало уверенность и злобу, но злоба та не была придатком ярости, казалось, он полностью контролировал свои чувства, свой внутренний мир. Лекарь развел руками, и тени нависли над священником. Темная сущность пронизывала его от омертвевших пальцев рук, до кончиков волос, стекая и струясь. Легким выпадом вперед Медище указал пальцем на Тигейма и тьма, словно рой пчел бросилась в его сторону, как стая пираний она начала терзать свою жертву.
Раздался оглушительный крик…
-АААААРРРРР –АААААААА! Что это такое?! Уберите это он меня!!! ААА!!!- Тигейм побросал топоры, в попытках оттолкнуть тени вьющие вокруг него – тщетно.
Он бился в агонии, кричал, прыгал и топал, кажется, тени доставляли ему немыслимую боль.
-Хватит…хватит!!! Я сдаюсь!!!- кричал он, пытаясь отбиться. Тролль и сам не заметил, как оказался у края плато, в агонии.
Медище развел руками и тьма отступила.
Тигейм выбился из сил, кровь павшей жертвы больше не стимулировала его.
Он поднял глаза, стоя на колене, и улыбнулся.
— Идиот!- подхватил с земли топор и словно молния устремился к священнику. Но достигнуть цели не успел. Наверное, больно получить по носу кастетом размером с медвежью лапу. Раксаш выбил Тигейма с намеченной им траектории. Обагренный собственной кровью орк открыл в себе второе дыхание и перешел в нападение.
-Ты жалкий предатель!! – удар
— Я разорву тебя!- еще удар
Удары сыпались словно град, Тигейм был не в силах сопротивляться и пал ниц перед соперником.
Раксаш занес над ним кулак, чтобы добить, но остановился…
-Нееет…- выдохнул орк – это не твоя судьба, мы отправим тебя вождю, как предателя, и пусть тебя судят и изгонит с позором или казнят…- Раксаш потерял слишком много крови, его глаза медленно закрывались, последнее, что он успел заметить, это как в гору поднимались Малориук и Икара. Медище подхватил его от падения. Шаман потерял сознание.

Глава 6 — «Помни меня»

Лицо немного покалывало, а зрение мутнело, Раксаш поднялся на ноги и вышел из палатки. Их лагерь был оцеплен кучей Гром’голской стражи, Медище что-то в эмоциях объяснял одному из них, позади лекаря стоял Малориук и кивал с согласием.
Шаман подошел ближе.
-…отсюда и появилась Кровавая Луна — закончил священник.
— Хорошо мы отправим, этого убийцу и предателя Орды прямиком в Оргриммар. Мы благодарим Вас за помощь.- стражник отдал честь. Развернулся, дал отмашку остальным.
Пара стражей держали связанного Тигейма. Тролль поднял глаза увидел Раксаша и улыбнулся ехиднее обычного.
— Как твой глаз орк?- спросил он.
Раксаш молчал.
Тролля потащили прочь.
— Помни меня орк! Помни! А уж я то тебя точнее не забуду. Эхе-хе-хе! – кричал пленный, ведомый стражей в сторону города.
Раксаш коснулся левого глаза, отныне слепого. Лицо шамана теперь украшал огромный, еще свежий, между прочим, неплохо зашитый, шрам. Малориук положил руку на плечо друга. Раксаш кивнул в ответ.
-Я сделал все, что было в моих силах, но зрение вернуть, увы, не смог- вздохнул Медище.
Раксаш грустно взглянул на друзей и улыбнулся. Малориук, Медище, Икара и … Эллы не было…
— Учитель…- орк обернулся. Из палатки вышла юная шаманка Эласька слегка похрамывая. Ваша мантия сгорела, но из остатков, я кое-что сделала для Вас…
Она протянула ему небольшой белый шлем, аккуратно сшитый из кусочков капюшона той самой белой мантии. Он был все так же похож на волчью голову, но в глазнице остался лишь левый закостенелый глаз зверя. Раксаш широко улыбнулся, натянул шлем на голову, практически полностью скрывающий его личину, и сказал:
— Нужно собираться друзья, Авирай уже должно быть заждался нашей помощи!- сию же минуту все разошлись по палаткам пакуя и собирая пожитки.

Комментарии:

Comments are closed.